Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных





Прослушать или скачать Imagine Dragons Warriors бесплатно на Простоплеер


Прослушать или скачать Василий К На моей войне бесплатно на Простоплеер

:hash2::hash2::read::hash2:

Летопись доступна к прочтению здесь, что существенно облегчает спокойное прочтение свитков, не выискивая их по всему дневнику по тегам.
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
23:44 

[...]

маленький принц
В связи с последними событиями Летопись скорее всего... перепишется. Я не знаю пока, как с ней работать, но четко ощущаю желание ее дописать.
Я не понимаю, как дальше буду жить, но... но бросать нельзя.

03:17 

[сказочка]

маленький принц
Летописи пока нет, так что покормлю вас сказкой окололетописной направленности. По сути, это постлетопись в немного детском ключе. Этой теме уже много лет, но сейчас на волне ностальгии по Батюшково оно поперло с новой силой. Так что пусть будет. Мало ли - понравится.



Клубок первый. В сказку на электричке.

Никто не любит поездки на дачу: это почти научный факт. Трястись четыре часа в битком набитой электричке, слушать разговоры престарелых дачников, уворачиваться от их внушительных «рассадочек», избегать сердобольных старушек с пирожками… Путешествие на машине – дело другое, но не менее утомительное. Пробки на выезде из города, пробки на съездах, вечно закрытые переезды, духота. Все тело затекает еще хуже, чем в электричке. Подберешь ноги под себя на заднем сидении – тряхнет, стукнешься головой о крышу машины, и хорошо, если не получишь нагоняй от родителей за то, что «колобродишь». Если ты хоть немного взрослый (ну совсем немножечко, если тебе хотя бы 13 лет) – обязан вести себя прилично. То есть: не сидеть в телефоне, это вредно для глаз. Не есть в дороге, потом крошек не соберешь. Не мешать родителям, они следят за дорогой, по которой вот уже полтора часа никто не едет. Не открывай окно: продует. И, конечно, сомнительное удовольствие поездки на машине всегда сопровождается радио, станцию на котором выбирают родители. И никакие наушники не спасут тебя либо от шансона, либо от «популярных» песен, которые успели надоесть тебе еще в глубоком детстве, когда ты лежал в колыбельке и рыдал от безысходности и бездарности артистов из телевизора. В общем, совершенно ясно, что путь на дачу отвратителен в любом виде. Но обязателен, пока ты не станешь взрослым. Я имею в виду – достаточно взрослым, чтобы решать за себя самостоятельно. Другое дело, что соответствующий возраст накладывает соответствующую ответственность. И, если раньше тебя тащили на дачу в качестве прочей ручной клади, то с возрастом ты едешь туда уже за тем, чтобы помочь родителям. Не оставлять же их одних, в конце-то концов. И так видитесь раз в полгода.
читать дальше

@темы: [Сказки Небесного Королевства]

23:09 

[кросспост]

маленький принц
... или Альтана с Фишером...

22.02.2015 в 23:08
Пишет [F.F.]:

[азавзахзвахываллоыахыа]
Я знаю, что это фанарт на фильм, вроде как, но все равно. Я вижу здесь Ларса с Фишером -_-" ВДОХНОВЕНИЕЕЕЕЕЕЕЕЕ



URL записи

@темы: [sehnsucht], [арт], [вдохновение]

21:27 

[он такой большой и такой горячий (с)]

маленький принц
Это старый-старый пост, но доставляет по-прежнему.

- Меф, Меф! Можно посмотреть?
- Нет.
- Ну пожалуйста!
- Нет, сказал. При всем уважении. Руки, ваше высочество.
- Ну Меееееф!
- РУКИ, ВАШЕ ВЫСОЧЕСТВО!
- Ну Меф, ну солнышко, ну достань его, ну пожалуйста.
- Хрен с тобой, смотри.
- Ой, какой большой!
- Есть такое дело.
- А у кого больше, у тебя или у Михаила?
- У меня толще, а у него длиннее.
- А можно потрогать?
- НЕТ.
- Ну пожалуйста, ну Меф.
- Ладно, трогай.
- Ой какой славный! Смотри, как он подпрыгивает!
- Михаил идет, отпусти его немедленно.
- А что такого? Пусть все знают!
- ОТПУСТИ ЕГО НЕМЕДЛЕННО, ЧТО ТЫ ДЕЛАЕШЬ БЕЗУМНЫЙ!
- Ну ладно, ладно… Ой, он не влезает.
- ЧТО?!
- Не влезает совсем. Ай. Тьфу. Слишком узко!
- Не может этого быть.
- А я говорю слишком узко!
- Сейчас, подожди, у меня тут где-то было.
- Быстрее!
- Да не торопи ты! Это надо делать медленно и осторожно.
- Ай!
- Я предупреждал!
- Ну он все равно не лезет!
- Вы чем тут занимаетесь?
- Он не влезает, браааатиииик!
- Помочь?
- Да уж, будьте добры.
- Вот так.
- Спасибо.
- Братик, братик, а у кого больше, у тебя или у Мефа?
- У меня вообще копье.

@темы: [℉℉], [персонажное]

23:57 

[о настоящих днях]

маленький принц
У меня был цикл миниатюр, который я продолжил. Так что пусть повисит здесь.

Домой.

Дорога виляет, засыпанная снегом. Следы от автобусных шин еле различимы в предрассветной тьме. Эмеральд идет, зябко поеживаясь, с опаской глядя на мрачные громадины сосен по обе стороны дороги. Он шел за автобусом всю осень и немного зимы, наплевав на свою обязанность вытанцовывать снег, и теперь опасается, что за ним придут. Должны прийти, должны хватиться его хотя бы теперь, а это значит - арест, заключение, и никаких облаков, никакого дома без крыши, никакого озера, и уж, конечно, никакого автобуса. Он ускоряет шаг, но быстро устает, механически отмечая, что на старой остановке еще видны чьи-то следы, значит, кто-то сел в автобус, значит, он еще может его догнать. Очень болит под лопатками, чешется, и не достать до больного места, потому что руки замерзли и не разгибаются, а изумрудный камзол покрылся инеем и снегом в некоторых местах. Снова дает о себе знать больное бедро. С каждым шагом словно заново огненный меч впивается в плоть, разрывая ее, заставляя корчиться от боли, но надо, надо идти. И он идет, сбивается на бег, спотыкается, едва не падает, идет снова, зачерпывая снег сапогами, пока не вспыхивают невдалеке красные огоньки, означающие очередную остановку автобуса. Эмеральд срывается с места, несется сквозь начавшийся некстати снегопад, нагоняет автобус и вваливается в салон, принося с собой мороз и еловую ветку, прицепившуюся к каблуку сапога. Дверь со скрипом закрывается и старая колымага, дребезжа, продолжает свой путь. Эмеральд медленно выпрямляется и встречается взглядом с сероглазой женщиной. От улыбки ее по всему телу разливается приятное тепло, бедро перестает болеть, а спина зудеть и ныть, и он глупо улыбается в ответ, не решаясь начать разговор, пока чья-то сильная рука не вталкивает его в салон окончательно. Эмеральд медленно оборачивается и обмирает.
- Догнал, все-таки. Значит, бегать не разучился. За бабами-то.
Широкоплечий шатен с волнистыми волосами до плеч белозубо улыбается, сложив на груди могучие руки. Алый плащ свободно струится по плечам и спине, не скрывая золотого нагрудника с витиеватой гравировкой. Крыльев не видно, но так и должно быть. В этом маленьком мире ими очень не удобно пользоваться. Весь шар земной этот шатен обошел в пять шагов. Правда, немного смухлевал при этом, нарушив правила спора. Эмеральд потирает скулу, вспоминая, с каким удовольствием победитель засветил ему кулачищем в лицо. Что ж, не следовало спорить.
- Ты за мной? - уточняет спокойно, стараясь не потерять лицо перед сероглазой.
- Скорее, с тобой.
Шатен смеется, хлопает Эмеральда по плечу и увлекает за собой в конец салона, где ждет их, пряча улыбку в ладонях, сероглазая женщина с коробкой, наполненной пончиками.
- Знакомьтесь, - Эмеральд выглядит так, словно съел лимон целиком. - Это...
- А мы знакомы, - неожиданно заявляет сероглазая, пряча свою узкую ладошку в широкой ладони неожиданного спутника.
- Правда? - Эмеральд теряется и отворачивается к окну.
Здесь, рядом с ней, он перестает быть собой, и не знает теперь, как ему быть. В доме без крыши, среди русалок и домовых, среди нежити, себе подобной, он был хозяином и знал, что делать, как вести себя. В доме без крыши, куда она приходила перед тем, как отправиться в путь с очередной подозрительной компанией, не было его брата, всем своим видом напоминавшего о его бесславном поражении, и не было ее руки в его ладони, не было их молчаливых бесед при нем и не было... Эмеральд отвлекается от размышлений и с удивлением обнаруживает, что его, кажется, пытают. Младший брат перегнулся через хохочущую сероглазую и пытается что-то запихнуть ему в рот, больно сжимая челюсть. Сфокусировав взгляд, Эмеральд понимает, что его пытаются накормить, сдается, позволяет скормить себе пончик и снова отворачивается, меланхолично пережевывая угощение. Бесполезно. Снаружи темно, и постылая рожа брата отражается в стекле как в зеркале, и улыбка на его лице будит в душе Эмеральда далеко не братские чувства.
- Где ты забыл свое копье? - спрашивает, чтобы отвлечься.
- Здесь оно мне не нужно, - брат пожимает плечами и меняется с сероглазой местами, чтобы удобнее было разговаривать. - Снег идет и без тебя, верно?
Эмеральд не сразу понимает, о чем идет речь, но, поняв, грустно улыбается. Действительно, если сложить ладони колодцем и припасть к ним лицом, в окне можно увидеть танцующие снежинки, пушистые и легкие, каких у него самого никогда не получалось. Значит ли это, что никто за ним не придет? И, если так, что значит ли это, что труд его был бесполезен все это время?
- Ты помнишь, за что набил мне морду? - спрашивает Эмеральд, прислоняясь к стеклу лбом и прикрывая глаза.
- В который раз?
- Когда запер меня здесь. В этой глуши, в этом лесу, где автобусы ездят по кругу и нет конечного пункта, с этим дурацким озером, по которому можно ходить, но плавать в нем нельзя... Ты помнишь, за что ты сделал это?
- За то, что ты назвал отца старым дураком, - голос брата неожиданно весел, Эмеральду кажется даже, что он все еще смеется в кулак. - Только это уже не твой лес. И не твоя дорога. Ты из своего круга выбрался, когда побежал не за своим автобусом.
- А помнишь ли ты, - неожиданно подает голос сероглазая женщина. - Благодаря кому тебе позволили танцевать на облаках?
Эмеральд резко оборачивается, взгляд его проходит сквозь младшего брата, чтобы встретиться со взглядом женщины, прямым и добрым. Этого быть не может, этого просто не может быть. Но, вопреки всему, в тумане ее глаз появляются вкрапления синего цвета, столь глубокого, что кажется, словно проступает небо сквозь облака. Ее алый, чувственный рот не улыбается, и от этого вся она кажется неправильной, и он безотчетно двигается к ней, натыкается на брата и замирает, глядя на нее поверх его плеча.
- У каждого из нас свой лес. Со своим озером, со своим домом. Со своим автобусом, - женщина не отводит взгляда, и женщина ли она вообще? - Знаешь ли ты, куда едет этот?
Рука младшего брата запихивает в его раскрытый от изумления рот очередной пончик.

@темы: [℉℉]

21:58 

[пеленговое]

маленький принц
Тот неловкий момент, когда твой акк на читальне пробивают из Германии. Фишер, ты ли это.

@темы: [℉℉], [sehnsucht]

13:37 

[на этом первая глава окончена]

маленький принц


Поставив машину в гараж, Ингвар посидел еще какое-то время за рулем, потирая переносицу и ощущая легкое головокружение от отсутствия сна. Он осознавал всю опасность вождения в подобном состоянии, но уверял себя, что справится. Теперь, когда серое небо посветлело, и в Гамбург пришло утро, все казалось намного проще, чем ночью. Солнце придавало ему сил. Выбравшись из машины, он тщательно проверил гараж, сравнив местоположение предметов в данный момент времени с тем, как он оставил их перед отъездом. На первый взгляд ничего не изменилось, но он не мог быть уверен в этом. О том, что с его женой что-то случилось он не подозревал до того момента, как поднялся в их спальню на втором этаже. Закрыв гараж, Ингвар медленно вошел в дом, тяжело оперся на тумбу для обуви и закрыл за собой дверь. Затем прислонился к двери спиной и сполз по ней, чувствуя, что больше не может стоять. Дом встретил его тишиной и запахом сырого дерева. Фишер закрыл глаза и заставил себя сосредоточиться на звуках. На кухне из плохо закрытого крана капала вода. Ингвар не мог вспомнить, проверял ли он его перед тем, как уехать, и кран начал беспокоить его. В остальном все было спокойно. Не было шагов, не было скрипа двери, не было даже звука ветра, ворвавшегося в открытое окно. Дом был абсолютно пуст, и оставался бы таковым для любого нормального человека. Но Фишер не считал себя нормальным, и потому не мог считать дом пустым до тех пор, пока не разберется с Шафаком. С усилием он встал, поморщился от очередного приступа головокружения и направился в гостиную, где проводил большую часть своего времени, опираясь на аккуратно расставленные предметы, чтобы не упасть. Он предчувствовал такое развитие событий, и заранее подготовил то, что поможет ему пройти эти несколько метров до дивана. Еще вчера ему не требовались ни тумбочки, ни стулья, ни пуфики. Еще вчера он мог подняться на второй этаж. Ингвар тяжело опустил себя на разобранный диван, снял ботинки и закинул ноги на журнальный столик. До смерти хотелось закрыть глаза, запрокинуть голову и заснуть прямо так, но он не мог позволить себе этого. Сначала следовало зафиксировать документально изменения, которые с ним произошли. Выудив ноутбук из-под пледа, он водрузил его на колени, поднял крышку, дождался пробуждения системы и открыл текстовый документ, в котором вел подробный дневник с того момента, как силы начали покидать его, а образные тучи над ним – сгущаться. Это произошло не вчера, не неделю назад. Даже не в прошлом году. Этому уже много лет, но только теперь ему хватило ума додуматься до причины. Возможно, слишком поздно.
Читать дальше?

Примечания: я не уверен, но пишут, что "бык" - это название полицейского в народе. Цитируется песня, выставленная перед отрывком.

@темы: [sehnsucht]

02:26 

[ну и для погружения - артов]

маленький принц
02:15 

[новый тег - новые сложности]

маленький принц
Да, я ввел тег Sehnsucht. Да, здесь будет не только Летопись, учитывая обстоятельства. Просто чтобы было. Просто чтобы работал мозг. Ага, в два-то часа ночи.

«… Я люблю свой язык за его многогранность. В одном слове подчас бывают зашифрованы чувства, для описания которых потребовалось бы несколько страниц. Утром в дождливый день первое слово, приходящее на ум – тоска . Но это же слово означает страсть. Говоря о словообразовании, я считаю показательным тот факт, что именно это любимое мной слово появилось на свет несколько сотен лет назад, в ту эпоху, когда человек еще желал искать и находить новые определения своему состоянию и своей душе. Это слово – прекрасный пример лиричности и чувственности нашего языка. Мы редко задумываемся над его значением, над тем, что хотели сказать наши предки, складывая его из обрывков мыслей и чувств. Тоска – это страстное желание достижения цели, которой нет. Это состояние, когда ты желаешь всего сразу и ничего одновременно. Это стремительный порыв, это жажда самого желания, это сама жизнь, весь человек в одном-единственном слове. Примечательно, что самое точное определение этому слову было дано иностранцем. «Тоска – это желание ночной бабочки долететь до звезды» . Разве этим предложением не описывается вся наша жизнь? И разве не сложено это уже в единственном слове?..»
Из эссе Ларса Нойвилля, 9 класс



Читать дальше?

Примечания:

В эпиграфе (эссе) используется "тоска" именно в значении "Sehnsucht". Я посчитал глупым писать это слово на немецком, учитывая, что все остальное пишется все-таки по-русски.
Приведена цитата английского поэта Перси Биши Шелли (1792-1822г.г.) Спасибо Википедии за это, угу.

@темы: [sehnsucht]

01:33 

[нет повести печальнее на свете]

маленький принц
Для себя:

Шафак Кан (или Кан Шафак, у этих турков с именами-фамилиями беда просто какая-то): Рассвет и Жизнь. Прекрасное сочетание, я считаю, и, главное, отражает суть.

Самое характерное слово немецкого Романтизма, Sehnsucht можно перевести как «томление», «тоска». Это не Heimweh, то есть «ностальгия» («weh» — «горесть» и «heim» — «домой», то есть «желание возвратиться» к прошедшему, но определимому счастью); это желание, которое никогда не сможет достигнуть своей цели, так как она неведома, так как нет стремления познать ее: это «страсть, мания» («sucht») «желания» («sehnen»). Но даже сам глагол Sehnen очень часто обозначает неосуществимое стремление, потому что оно является неопределенным, — жаждать все и ничего одновременно. Sehnsucht это поиск самого желания, это желание жаждать; порыв, который чувствуется как неутолимый и который именно через это находит в себе свое удовлетворение. (с) Википедия

Прости меня, Википедия, за то, что я спиздил твои определения этого слова. Надеюсь, никто не засудит меня, если я все-таки напечатаю это однажды.

@темы: [sehnsucht], [персонажное], [рабочее]

14:21 

[прекрасного пост]

маленький принц
Иногда воспоминания о семье могут нахлынуть во время прочтения очередной манги. Манга, к слову, прекрасна сама по себе.


Download Rammstein Alter mann for free from pleer.com





Плюс три.

@темы: [арт], [вдохновение], [персонажное], [рабочее]

19:34 

[продолжая тему повести]

маленький принц
Я так упоролся по "Тоске", что искал по интернетам турецкие проклятия. Нет, я не хотел превращать повесть в аналог подражания Стивену Кингу, но мне показалось, что это можно было бы обыграть, не нарушая сюжета, который хромает, учитывая тот факт, что первоначальный замысел я изменил, и теперь сюжет, мягко говоря, сосет. В итоге я доебался до сестры, которая дала мне ссыль на карачаево-балкарскую филологию, где, по идее, должно быть что-то схожее, что можно взять за основу и потом заюзать гугл-переводчик.

Вот такой вот я дебил.

@темы: [sehnsucht], [℉℉], [рабочее]

22:51 

[о других бумагомараниях]

маленький принц
Летопись пока отложена, ибо мозг перегружен другими вещами. Я не буду засорять этот дневник старым-старым романом, который оказался повестью, как в известной песне, напишу только, что пока занимаюсь им. Слушаю Гамбургское радио, смотрю на Гамбург ночью с помощью онлайн вебок, негодую на самого себя за то, что не могу посмотреть на него днем, потому что постоянно забываю. Рассматриваю фото, ругаю себя за грубые ошибки в описаниях, сожалея о том, что время, когда я мог писать о Гамбурге, не ошибаясь, и совершенно его не зная, безвозвратно утрачено.
Все приходит в свое время. Полагаю, эта история просто должна быть рассказана, и потому она подняла меня в два часа ночи с постели несколько дней назад и усадила за клавиатуру. И сегодня я буду заниматься ею снова. Сегодня я снова заварю кофе и стану писать о Фишере и Ларсе. И гори оно все...

@темы: [℉℉], [sehnsucht]

22:41 

[вдохновения пост]

маленький принц
Раз уж давно не было свитков, запощу-ка я сборную солянку из вдохновляющих артов. Чтобы было.


Download Clutch Mice and Gods for free from pleer.com





Больше прекрасного.

@темы: [арт], [вдохновение]

16:23 

[праздничный арт]

маленький принц
А вообще - вот вам концептуальный Гавриил. Неожиданный поворот, ага. Да, я в курсе длины его шеи, ТАК И ЗАДУМАНО БЛЯТЬ!


@темы: [арт], [персонажное]

19:44 

[о рождественских стихотворениях]

маленький принц


Каждую ночь Рождества
Я смотрю на звезды
Прекрасные и родные,
Умирающие и молодые.
Когда Он был создан,
Я удивился сам,
И сразу пришел к тебе.
Ты меня не ждала:
Тянула женскую долю,
Сердцем рвалась на волю.
Ты была еще так мала!
С лилией на гербе
Я вошел в твой просторный дом.
И с порога озвучил весть.
Ты сперва всплеснула руками,
А затем на "останься с нами"
Я зачем-то ответил "есть",
Не задумываясь об ином.
Каждый месяц я был с тобой,
Помогая тебе по дому,
Провожая вас в Вифлеем,
Ведь тебе я обязан всем,
И, тебя обеспечив кровом,
Помогал тебе вынести боль
От рождения Сына и Бога.
Без отца зачатого
Приветствовали трое из семерых.
В ароматах цветов полевых
Я праздновал рождение брата,
Но меня ожидала дорога.
Две тысячи долгих лет
Я храню твой взгляд и улыбку,
И его заливистый смех.
Вы мне были роднее всех,
И я не считаю ошибкой
То, что ответил "нет"
Узурпатору Королевства.
Я за вами брожу по миру,
Умираю, рождаюсь вновь.
Нас друг к другу влечет любовь,
А запах ладана и мирра
Напоминает мне детство.

@темы: [персонажное], [Сказки Небесного Королевства]

16:52 

[очень простая история]

маленький принц
Эй, человек, закурить не найдется? Что вы все такие нервные?! Или ты, вот конкретно ты - не человек? Тогда чего сразу ощерился на меня? Я же имени твоего не знаю. Гражданин... гражданин чего, позвольте узнать? Страны? А что, другому миру ты не принадлежишь, и он не принадлежит тебе? Ах, гражданин мира... А какого? Нет, просто интересуюсь. Меня? Для тебя - Галя. Например. Чтобы понятнее было. Тебе действительно интересно, почему я тут сижу? В драном пальто с одной пуговицей, в старых варежках. Наблюдательный какой. Ну, садись, раз интересно. Истории-то как раз на одну сигарету. Понимаешь, гражданин этого мира, я сбежала из дома.
Отец мой был биологом. Почему был? Потому что помер, ясно же. Не соболезнуй. Так вот, отец мой был биологом. Не скажу, чтоб гениальным, но поумнее прочих. Нас у него было шестеро. Вы вот одного-то с трудом воспитываете, а он шестерых воспитал один. Представь? То-то же. В общем, сначала все было хорошо. Жил он с самой старшей нашей, с Люсей, в государственной квартире. Квартирка - что твой дворец. Хорошо жил или плохо - не знаю, меня тогда еще, как говорится, в проекте не было, но Люся рассказывала, что там было намного лучше, чем здесь. Ну, благо, что отец его генерал какой-то, все для сына делал. Хочешь учиться - на тебе ВУЗ заграничный. Хочешь гулять - на тебе проход во все клубы, какие хочешь. Хочешь работать - на тебе протекцию в лучший НИИ на свете. Только протекция протекцией, а папкины амбиции до добра его не довели. Выселили его и из квартирки, и из райончика поперли, а потом вообще из страны. Да, да, научные опыты, все дела. Я же говорю, он биологом был. Хорошим.
Короче, перебрался он сюда. С Люсей маленькой на руках, без гроша за душой. В коммуналку. Понятно, жильцы его не очень-то встретили. Он-то со своим гонором, светило, мать его. Жили, короче, в контрах. А там, хрен его знает, как, но нагулял он себе сыночка, а вслед за ним и дочек до кучи. Зачем он нас пер в эту чертову коммуналку - не знаю. Я слышала, дедушка хотел нас забрать, но отец встал в позу. В итоге имеем то, что имеем. Эх... Жила бы сейчас... Ну да ладно. В общем, как говорится, родил Исаак... Мишку. Вслед за ним дочурку по имени, только не смейся, ладно? Саманта. Ты обещал не ржать! Так вот. Вслед за ней у нас идет Рахиль... Да, папка горазд был имена придумывать. Потом пироманка наша... Имени не назову, ее разыскивают. Ну а потом я. Галечка, свет его очей. В общем, можешь ты себе представить, как нам в коммуналке всемером жилось?
Папка, ясное дело, пил. Пил страшно, но руки на нас не поднимал. Пока я маленькая была. Люся истерила, конечно, по-черному. Она-то помнила еще те хоромы, в которых жила, и тех людей, которые туда хаживали. Не чета нынешним соседям. Истерила она, пока Мишка не подрос, и не стал ее поколачивать за крики к месту и не к месту. Потом единственный наш мужик выучился на юриста и одному ему известным способом жильцов наших выселил. На время Люська успокоилась, потому что вот они - хоромы, умей только прибирать, да еще и ремонт надо сделать... Капитальный. В общем, пока мы ремонтом занимались, папка наш на радостях снова ударился в свои опыты. Даже ездил в старый дом, вроде как с дедом повидаться. Всего не знаю, но на сей раз его выперли насовсем. Наворотил он там чего-то, не пойму, чего, врать не буду. Вернулся совсем поехавший. Все хотел кому-то что-то доказать. В результате стало у нас по квартире шариться такое... Ужас. Бывало, пойдешь ночью в уборную, да и не дойдешь: такая жуть на тебя из-за угла выпрыгнет. Да не вру я! Про него даже книжки писали! Захочешь - найдешь.
В общем, настала пора переходного возраста. Я тогда маленькой еще была, но уже не дурой. Первой взбрыкнула Саманта. Ее папкины опыты не устраивали совершенно, она прилюдно обозвала его полудурком старым или чем-то в этом роде... В общем, из квартиры он ее выгнал и из завещания вычеркнул. Вслед за ней и Люся подалась. С ней вообще неприятность вышла. Она молча-то уходить не собиралась, собрала семейный совет. И вынесла на него вопрос о папкиной вменяемости. Мол, взрослый уже дядька, а все со своими "новыми видами" носится. Орала, что он по миру нас пустит, а его самого его же изобретения и сожрут как-нибудь со всеми потрохами. Тут он разозлился вконец, обозвал ее шалавой, она на него с поварешкой кинулась, Мишка ее оттолкнул, она и навернулась. Мало того, что с тех пор умом не отличается, так еще и бедро себе распорола... А ведь была первая красавица. Да ты посмотри на меня, мы близняшки с ней. Я по малолетству себе бедро ножичком порезала, чтоб память о ней осталась. Нет, не покажу, дружок. Ты лучше дальше слушай.
В общем, остались мы без Саманты и без Люсеньки. Уж не знаю, куда они подались, да только вестей от них долго никаких не было. Я скучала, конечно. Люся же меня воспитала. Считай, вместо отца родного была мне. Папка-то все в своих "лабораториях" самостройных пропадал. В соседних комнатах, то есть. Как она ушла, он вообще не знал, что с нами теперь делать. Мишка взял дом на себя. По первости-то все нормально было. С соседями подружились, они даже ходили на папкины изобретения смотреть, уважали его, подарки ему всякие приносили. А потом... Потом обезьянки его что-то там начудили. То ли разбили чего, то ли сожрали. Так он так разозлился, что выпер их из дому. Представь? Макак! На улицу! Ужас, что творилось. Орал, что это одна из дочерей отступниц ночью в дом пробралась, потому как без чьего-то наущения макаки до такого бы не додумались. Глупые же. А я вот считаю, что додумались бы. Фиг его знает, что он им там вкалывал, может, и им все это надоело...
Пить он стал пуще прежнего. Единственные образцы сам профукал, заново начинать - никакой жизни не хватит... Вот и запил. Сильно. Однажды ушел из дому, да и не вернулся. Искали его с фонарями по всем селам и весям. Не нашли. Он звонил потом... Иногда... Я не плачу, милый, просто ветер сильный, это же Питер. И без него все как-то... Все совсем развалилось. Мишка пытался что-то сохранить, заботился о нас. Откопал даже папкиных питомцев. Они в саду каком-то окопались, по деревьям лазали, так он их снял, в зоопарк пристроил, навещать ходил. Потом Рахиль подалась в медицинский, да так там и осталась. Пироманка наша, за что ее и ищут, кстати, однажды не рассчитала чего-то, да и спалила к чертям полгорода. Не вру, про это тоже писали, только преувеличили, там про целый город написано. Остались мы с Мишкой вдвоем.
А потом последняя беда пришла. Уж не знаю, чем и кого мы прогневали, что на нас столько бед посыпалось одна за другой, но то было последней каплей в моей чаше. Пришли какие-то люди, мол, папкины друзья. Все сплошь в капюшонах, лиц не показывают, но говорят по-ученому, и вещи, о которых отец часто говорил. Мы их впустили, места-то много, а одним грустно. Все расспрашивали про обезьянок. Мишка обещал им показать. Больше я его не видела. Как отца. Ушел, и... Даже не звонил. Страшно мне стало, тем более, что один из этих "капюшонов", главарь их, недвусмысленно стал намекать на отношения. Нет, я не плачу. Не смотри на мое лицо. Слушай лучше. В общем... Я так думаю, они действительно отца знали, в этом спору нет. Но я с самого начала чувствовала, что что-то в них не так. Пугали они меня. Мне казалось, что они-то отца с ума и свели своими расспросами постоянными, своими требованиями результатов. А главарь их знал, что все отцовские наработки, все документы его, я храню у себе. Вот здесь. А что? Самое надежное место, между прочим, это вы головой не пользуетесь, гражданин, а я все помню. Потому-то он ко мне и пристал. Надеялся, что очарует меня, и я эту самую голову потеряю, и все ему расскажу. А я не стала. Задумала бегство. Спасибо Люсе, вовремя она мне позвонила, узнать, что да как. Если бы не она, не было бы меня здесь, а где была бы - страшно представить. В общем, помогла она мне сбежать прямо со свадьбы. Шуму было - жуть. Да, ищут меня. А я ищу Мишку. Хочу верить, что он живой. К Люське мне нельзя, это первое место, где меня теперь искать станут. И ни к кому вообще нельзя...
Да, дружок. История горше табака. Вот такие дела. Спасибо, что выслушал. Нам тоже, знаешь, иногда хочется... Пожаловаться на все. Ты чего это? Шарфик? Вот спасибо! Я запомнила тебя, милый. И ты меня не забывай. Время придет - скажи, что был третьим. Когда придет - тогда поймешь, что за вопросы глупые. Сколько всего нужно? Ну, когда меня полностью оденут, тогда и все. Конец моей истории. Пойду домой. А пока посижу тут еще немного. Хочу посмотреть, сколько вас таких хороших обезьянок. Ты не смейся, дружок. Не смейся. Ну, удачи тебе, а курить бросай. И так живете мало и больно. Что? Как моего отца звали? Не скажу. Но веселым он был... Веселым.



ПРИМЕЧАНИЕ:

lascivus
a, um
1) весёлый, игривый, резвый, шаловливый

@темы: [Сказки Небесного Королевства]

13:46 

[Туо и Лео]

маленький принц



На старой фотографии двое. У них одинаковые улыбки и аристократичные горбинки на носах. Волосы одинакового черного цвета. Оба в белоснежных халатах. Оба с какими-то бумагами. Они соприкасаются головами и плечами. Один обнимает другого за талию. Рука того, что выглядит младше, крепко сжимает плечо старшего. На второй фотографии запечатленных уже трое. Очевидно, третий настраивал фотографический аппарат, и потому его не было на первом фото. Волосы его так же черны, но коротки по-военному. У него широкие плечи и гордая осанка. Он стоит между похожими сыновьями Альдебарана и улыбается почти победно, но видно, что аппарат запечатлел его на вдохе. Он одет в черное, к бедрам приторочены парные клинки. Тот, что выглядит старше, улыбается так же широко, как на первой фотографии, но его ладонь навеки застыла в движении. Он взял военного за руку уже после щелчка затвора, и на фотографии их руки только стремятся соединиться. Тот, что выглядит младше, слегка отодвинулся, по сравнению с первым фото. Его зовут Ласкивус, и никто еще не называет его Яхве. Того, кто стоит посередине, зовут Лионель. Последним стоит Туомас. Он старший брат Ласкивуса и лучший друг Лионеля.
- Вечно ты жмешься, - хохочет Лео. – Хоть раз бы состряпал лицо попроще!
- С тобой стоять-то страшно, - бормочет Ласкивус, смущаясь. – Такой важный стал.
- Тю, важный! Можно подумать, это мне сегодня пожаловали собственную аудиторию!
- Скажешь тоже… Собственную.
- Помяни мои слова, Ласка, - тепло произносит Туомас, выглядывая из-за плеча Лео. – Ты станешь лучшим биологом во всей империи. Еще один кадр?

Они молоды, и потому улыбаются так широко. Их пьянит открывшаяся перед ними взрослая жизнь, полная удивительных открытий и великих свершений. У них впереди уйма времени для того, чтобы превзойти все достижения прошлых поколений. На третьем фото появляется еще один участник. Он стоит позади, но одно его присутствие резко меняет все. Улыбка Лео все еще широка, но Ласкивус больше не улыбается. Он стоит, сжавшись, прижимая бумаги к груди, и явно нервничает. Туомас крепко сжимает ладонь Лео, и выражение его лица непримиримо и холодно. Позади троицы стоит воплощенное божество. Его ледяная красота сохранилась, несмотря на то, что фотографию явно часто доставали, из-за чего она измялась и кое-где даже порвалась. Он высок и статен, подбородок его высоко поднят. Длинные иссиня-черные волосы забраны в высокий хвост. Лицо рассекает тонкая волнистая прядь. Руки сложены на груди, вся его поза говорит о силе и уверенности, но тонкие губы растянуты в улыбке, обнажая жемчужные зубы, между которых розовеет высунутый язык. Генерал великой армии короля дракона стоит за спинами недовольных его присутствием сыновей и показывает фотографическому аппарату язык, зная, что это фото увидят не скоро, если вообще захотят рассматривать. В этом был весь он. В совмещении невозможного. И в том, чтобы показывать язык из-за спины.
Младшего брата можно выбросить из истории. Достаточно упомянуть лишь, что отношения между братьями не были натянутыми, но не были и глубоко дружескими. Они общались друг с другом, как общались с коллегами. Иногда навещали друг друга, в праздники дарили друг другу подарки. Не было между ними и соперничества. Ласкивус был прекрасным специалистом в своем деле. Туомас был гением во всем, но в область брата не лез, предоставляя тому самостоятельно во всем разбираться. Возможно, именно благодаря этому о нем сохранились лишь хорошие воспоминания.
Детей воспитывает государство. Сразу после появления на свет они отправляются в учреждение, которое помогает им расти, и так до тех пор, пока они не найдут свой путь и не последуют за новыми знаниями, не удовлетворяясь более теми, что может дать им государство. Лео и Туо вместе с детства. Отец Лео – капитан имперской гвардии, отец Туо – генерал армии короля дракона. Кто-то говорил, что их детям суждено было подружиться, но их отцы, конечно, не имели к этому никакого отношения. Ребенок империи с самого рождения отдельная, самостоятельная личность. И родословная в этом смысле не имеет никакого значения. Лео и Туо мгновенно выделяют друг друга из упорядоченной толпы малышей, едва научившихся ходить, и тут же идут друг к другу. Вместе они учатся говорить, вместе они тянутся к новым знаниям, но Лео все больше любит набивать синяки, а Туо – познавать смысл вещей и алгоритм деятельности вселенной. Несмотря на это различие, они поступают в одну и ту же академию, лишь выбирают разные факультеты. Видятся в коридорах, выбивают один студенческий коттедж, чтобы не разлучаться никогда. Ласкивусу в этой дружбе места нет, хоть ни Туо, ни Лео, не говорят ему об этом прямо и даже не задумываются над этим. Туомас любит младшего брата, как бывает редко, но полного взаимопонимания между ними нет. Единственное, в чем они полностью солидарны, так это в том, что их отец – чудовище, каких поискать. Об этом они могут говорить часами, и в такие моменты даже Лео не может им помешать, потому что не знает их отца лично, но заочно трепещет перед ним.
- Всегда пытается быть лучше всех, - Туо морщит нос, намазывая на булку джем из ягод, привезенных отцом из мира, которого больше нет. – Постоянно прикармливает нас. Скажи, Ласка?
- Есть такое, - младший брат с сомнением разглядывает фиолетовый джем, но все же решается последовать примеру Туомаса и попробовать его. – Он его сам делал, представляешь?
- Но это же… классно, нет? – недоумевает Лео, в лицо которого Туомас тычет намазанной булкой.
- Ничего классного. Он это делает только для того, чтобы мы говорили, какой он замечательный, и как заботится о нас, несмотря на то, что не обязан этого делать. Прогрессивный родитель, чтоб его дракон задрал.
- Загнал нас на чердак и устроил очередную гулянку, - фыркает Туо. – Почти целый день тут сидим. Так что это можно считать платой за то, что мы до сих пор не испортили ему праздник.
- А что за праздник-то? – Лео справляется с особенно большим куском, Туо вытирает ему рот салфеткой.
- Праздник его величия. Когда все ходят вокруг и восхищаются, какой он очаровательный, внимательный, восхитительный и так далее, и так далее. Не может жить без осознания собственной исключительности. Я слышал, король тоже придет.
- Да ладно! – лицо Лео вытягивается, и булка выпадает из руки. – Сам король?!
- Да, отец очень гордится тем, что дракон его якобы ценит. Интересно, как он поместится здесь?
- Мы услышим, - хмыкает Ласкивус.
По лестнице грохочут чьи-то шаги, и троица замолкает, почти переставая дышать. Тяжелая, уверенная поступь и стук каблуков следом. Приглушенные голоса за дверью, шипение, звон разбитого бокала. Друзья переглядываются и бросаются к двери, отталкивая друг друга, теснясь, сталкиваясь плечами и головами. Замирают, прислушиваясь и глядя в маленькую щель. Видно только кусочек чего-то темно-синего. Отец братьев стоит у двери, закрывая ее собой.
- Смирре, нет, - приглушенное шипение генерала.
- Смирре, да, - мягкий, обволакивающий, вибрирующий голос. – Что ты там прячешь? Я чую вкусненькое.
- Там внизу… - голос генерала срывается от негодования. – Там внизу столы ломятся от вкуснейшей еды, а тебя потянуло именно сюда! Имей совесть, в конце-то концов, это мой дом! Что подумают гости? Только пришел, и тут же ломанулся…
Спина генерала упирается в дверь, и она со щелчком закрывается. Троица отпрыгивает от нее и застывает в нелепых позах. Слышно тяжелое дыхание, скрежет когтей по двери, затем приглушенный смех и удаляющиеся шаги. Ласкивус смотрит на Лео. Он ошарашен, но восхищен. Еще бы, так разговаривать с королем не каждый может себе позволить. Его судьба предрешена в этот момент. Туомас недоволен. Он хотел посмотреть на дракона.

Случилось так, что король исчез. Никто не знал, как это случилось, и где конкретно он теперь находится. Он никому не сказал, куда направляется, просто исчез в одну ночь, оставив армию и генерала в растерянности и ужасе. Ласкивус в этот момент уже получил предупреждение за свои эксперименты с узниками тюрем. Его блестящая речь о том, что он делает всем одолжение, не была оценена по достоинству. После разбирательства к нему пришел Туомас. И отец. Туо мягко пожал ладонь брата, взглядом выразив то, что не мог сказать при отце. «Я на твоей стороне, Ласка», - говорил его взгляд. Отец бушевал больше трех часов. Отчасти потому, что действительно был возмущен, отчасти потому, что ему требовалось выместить на ком-то свою злобу и растерянность. Лео не пришел. Он был одним из тех, кто обнаружил деятельность Ласкивуса, ему нечего было делать здесь. Сохранилась фотография, на которой они с Туо вместе выходили из зала, в котором проводилось разбирательство. Лео выглядел раздраженным, он что-то говорил Туомасу. Вероятно, просил его повлиять на брата. Туо выглядел почти безмятежно. Несмотря ни на что, в младшего брата он верил до последнего. И еще он верил, что цель оправдывает средства. Как и все в семье. На обороте фотографии размашистым почерком написано: «Бездна бездну призывает». И верно, это была первая беда из череды последующих.
Стопка личных фотографий Туо. На самой первой он получает степень и возможность обучать студентов. Ласкивуса на фотографии нет, в этот момент он как раз сдавал выпускные экзамены. Туомас сидит на столе, улыбаясь и глядя на руки Лионеля, который наматывал на его шею длинный красный шарф. На всех последующих фотографиях Туомаса можно увидеть только в этом шарфе. Он никогда его не снимал. На следующей фотографии Лео получает должность командующего внутренними имперскими войсками. Туомаса можно увидеть в толпе на площади, он машет другу шарфом. Лео и Туо в лаборатории. Лео и Туо на вершине горы. Лео и Туо в зале суда, после которого Ласкивуса изгонят. Туомас закрыл лицо шарфом. Лионель тоже не выглядит довольным. Он всего лишь хотел остановить эксперименты Ласкивуса, он вовсе не хотел, чтобы суд принимал такое резкое решение. Но генерал королевской армии решил иначе. Он решил изгнать собственного сына, чтобы на него самого не пала тень. Чтобы никто не посмел сказать за его спиной, что он ничего не сделал. Народ все еще думает, что он ищет короля. Как и братья. Как и Лео.
Последняя фотография потемнела вовсе не от времени. На нее немало было пролито слез и горячительных напитков, но все еще можно разобрать лица и композицию. Туомас и Лео стоят, глядя в фотографический аппарат. Ни тени улыбки нет на их повзрослевших лицах. Один шарф на двоих, но ладони снова находятся в движении. На последней их совместной фотографии их руки так и не соприкоснулись. Ласкивус думает, что они были бы лучшими братьями. Туо и Лео. У них было все для этого, но мироздание не дало им одного отца. Возможно, это и к лучшему.
В тот день давление на генерала превысило все возможные пределы. Время шло, но никаких новых данных о местонахождении короля он не давал, и, в конце концов, указал место на карте, где, по его разумению, должен был находиться дракон. Сканирование местности показало, что дракона там нет, но генерал настаивал, обвиняя собравшихся в том, что они желают королю смерти. Лео возглавил отряд, который должен был отправиться в указанный квадрат. Туомас нервничал, предчувствуя что-то, но не доверяя предчувствиям. Ласкивуса уже не было там, обо всем он узнавал от брата, который с риском для жизни находил способы связываться с ним и рассказывать обо всем, что происходило в его отсутствие. Передавать необходимые инструменты и вещи. Он писал длинные обстоятельные письма. Писал об области, которую обнаружил совсем недавно. Туда не проходил звук и свет, ни один радиосигнал не пробивал ее, и казалось, словно за этой областью скрыто что-то особенное. И еще он писал о том, что отправляется туда, потому что…
Я просил его связаться со мной, как только он прибудет на место. Когда я услышал его голос, то сразу понял… Нет, наверное, я не понимал до самого конца. Отец отправил их на смерть. Сознательно, понимаешь? Он знал, что там ничего нет, он знал это с самого начала, но земля под ним уже горела, и он выворачивался, как мог. Слепой ко всем, кроме себя, он представить не мог, что Лео свяжется со мной. Что он расскажет мне, что мир, в который они прибыли, умирает. Я видел смерть этого мира, я смотрел, я был так далеко… Кто-то вернулся. Кто-то – нет. Лео не вернулся. Его считают пропавшим без вести, и я не теряю надежды. Связь оборвалась, когда звезда рванула. Он не единственный ведь. Пропавший. Никто ничего не делает. Я пришел на заседание, чтобы взглянуть отцу в глаза. И знаешь, что? Этот мудак был обдолбан. Я клянусь тебе, он накачался какой-то дрянью и в таком виде пришел на заседание парламента! Я сказал ему, что мне стыдно, что он мой отец. Я сказал при всех. Я поступил плохо? Ласка, мне так жаль, что тебя нет сейчас. Мне нужно поговорить с тобой, услышать твой голос. Я просто описываю свои мысли и чувства… Я думал, у меня их нет, как и у многих… Ты всегда поддерживал меня. И я всегда старался поддерживать тебя, и теперь я не уверен совсем, что… Я не уверен, что твое место там. Послушай, я, возможно, навещу тебя. Сообщи мне свои координаты, хорошо? Я помню, никакой радио-, психо-, и прочей связи, но… Если ты можешь, пожалуйста, поговори со мной. Мне очень важно услышать тебя. Узнать, что у тебя все хорошо. Я отправляюсь искать его. Потому что никто больше не в состоянии, очевидно. У них теперь другая задача, они копают под отца, и я не хочу оставаться здесь, пока это происходит. Надеюсь, ты смог создать семью, о которой мечтал. Хочется верить, что однажды мы заживем все вместе в лучшем мире, чем наш… Ты, я, Лео… Твои сыновья… Сколько их у тебя уже? Передавай им привет от меня. Передай им, чтобы они…
Ласкивус откладывает письмо в сторону и достает из ящика последний предмет. Длинный красный шарф, почерневший от крови и пепла. Прижимает его к лицу.
- Они нашли друг друга?
- Что? – творец резко оборачивается, инстинктивно пряча шарф, который все равно уже был замечен.
- Ну, Туо и Лео. Они нашли друг друга?
Гавриил смотрит требовательно и любопытно. Вероятно, Яхве опять говорил вслух, и младший сын решил, что это очередная сказка, выдуманная наспех, чтобы он поскорее заснул. У младшего сильно болит спина, это очень усложняет жизнь и ему, и всем остальным.
- Да, - Яхве улыбается, и от уголков его глаз разбегаются тонкие паутинки пока еще неглубоких морщин. - Конечно, нашли. Разве может быть иначе?
Он обнимает сына, чтобы спрятать в его волосах темное от пепла лицо, на котором белеют чистотой кожи дорожки от горько-соленых слез.
- Но, если вдруг нет, - неожиданно заявляет малыш, неумело обнимая отца в ответ. – Если вдруг нет, я найду обоих. Обязательно. Веришь?
Яхве не отвечает. Маленькая ладошка младшего принца размазывает по грязному отцовскому лицу остатки фиолетового джема из ягод давно погибшего мира.

@темы: [Сказки Небесного Королевства]

22:54 

[/]

маленький принц
Неписец. Нерисец. Нежилец.

Я хотел написать сказку о друзьях, но у меня не получилось. Не могу, физически не могу писать. Ненавижу себя, ненавижу всё. Я настолько отвратен и мелочен... Господи, я просто мерзок! Как можно читать это?! КАК?! Девочки про еблю мальчиков пишут лучше, чем я про такие вещи!!!!! Когда уже это пройдет, когда я смогу.... Никогда, наверное.

- Но они же нашли друг друга, папочка? Нашли, правда?
- Да, - Яхве улыбается, и от уголков его глаз разбегаются тонкие паутинки пока еще неглубоких морщин. - Конечно, нашли. Разве может быть иначе?
Он обнимает сына, чтобы спрятать в его волосах темное от пепла лицо, на котором белеют чистотой кожи дорожки от горько-соленых слез.

@темы: [Сказки Небесного Королевства], [персонажное], [рабочее]

01:03 

[переношу с основного дневника]

маленький принц
Как всегда не могу нормально сфоткать. Работал над доспехами и решил, что они должны быть более... эльфийскими, чтоле. Мне кажется, это Яхве.


@темы: [арт], [персонажное], [рабочее]

Летопись Небесного Королевства

главная